Блондинка в камуфляже (zabavakrasava) wrote,
Блондинка в камуфляже
zabavakrasava

почти дословно

чем хорошо чтение хорошо пишущих людей: выходишь в ленту и встречаешь вот такое, почти дословное про тебя.

Читаю. Перечитываю еще раз, кивая в такт головой.

И подобная созвучность утешает: болезнь явно не назовут в мою честь. А раз так, то пройдет и это.

"...Это началось где-то на третий день после того, как песок времени высыпался из наших отношений.
Я держала в руках кружку горячего молока и чуть ли не плакала. Я внушала себе: все, что нужно на ближайшее время - очень быстро найти мужчину, который будет просто молча трахать меня. Не будет читать вслух Довлатова, разбирать шкаф с книгами и аккуратно прятать старое приглашение на свадьбу, не будет спрашивать про кино и что добавить в манную кашу – яблоки или изюм, не будет красиво улыбаться и вкусно пахнуть, и нежно перебирать мои волосы. А просто животно и механически сношать. Надо всего лишь стереть эти ощущения, эмоции, и ты чувствуешь, это лучше всего поможет.
Все нормально, но какое-то время будет плохо. Может быть, я поплачу, хотя плакать-то не о чем. Еще один тип с заебами, эка невидаль.

И при этом я все так же ужасно хочу

нюхать тебя, где-нибудь за ухом, для начала. Меня возбуждают воспоминания о твоем носе, вот просто до дрожи в груди. Я хочу, чтобы ты схватил меня за волосы и притянул к себе. Я знаю, что есть тысячи других мужчин, и некоторые из них мне бы даже понравились, точно так же, как и тебе - не мужчины, а тысячи женщин. Но пока я хочу твой живот, на который можно лечь после секса, ощущение твоей кожи и пальцев.
Я знаю, что все может пройти, еще как. Я не понимаю, зачем.

Тебя можно целовать часами. Вдыхать твой запах, касаться кожи. Вспоминать, как ты улыбаешься, и тоже улыбаться. Твой милый храпящий нос (мне впервые в жизни нравится чей-то храп, кроме мопсов), твою походку, твой голос. И то, как ты сжимал мою задницу.
Я засыпаю, и внутри меня засыпает что-то теплое-теплое, похожее на маленького приманенного в кровать котика. Я не могу обнять тебя, и поэтому я вздыхаю, но я все равно счастлива.
У тебя красивые и глаза, и член, я хочу тебя и в одежде и без, с тобой замечательно спать в обнимку и трахаться, и никакая мастурбация мне не помогает. Но даже когда я просто думаю о тебе, я могу кончить.
Мне кажется, я могла бы молча сидеть рядом с тобой и то и дело кончать. Этакая кончающая настольная лампа.
Когда я думаю, как ты кончаешь, я чуть не кричу.

Я беру виртуальную лопату и закапываю в землю цветок орхидеи, "счастливый" билет с детской железной дороги, где мы так романтично катались и ты умудрился тихонько стянуть с меня стринги, ягоды черешни и хлыст, запах кожи и цитрусовый аромат геля для душа. У двери стоял мусорный пакет, плита была грязная, посреди дивана - яма. Я закапываю все это, и томики Довлатова, и ненавистную Бриджит Джонс, и блинчики с дыней, лето и яркое солнце.
Только Денежкина куда-то спряталась.
А, еще презервативы "Дружок", любовно купленный сувенир, три штуки за четыре рубля, смазка только на спермоприемнике.
История на этом закончилась.

У меня депрессия, и мне даже некому об этом рассказать. Точнее, даже не хочется, потому что я до междометий знаю, кто и что скажет. Меня не радуют ни новые сапоги, ни атласное платье, не радуют шоколад и умопомрачительно ароматный гель для душа. Я не хочу выбирать белье, хожу и смотрю на него, как сонная муха. Я не хочу в кино, не хочу общения. Ничего. Пустота. Мой дом заполняется мусором, скоро там будет невозможно жить. Каждый вечер, да что уж там вечер - ночь, я отодвигаю ворохи снятой раньше одежды и ложусь спать.
Я больше не хочу возвращения тех отношений, потому что уже зима, это невозможно, потому что я все поняла, я глупа и несдержанна. И конечно, это - все происшедшее - да, обидно. Поэтому я больше не буду.
Самое поганое - я вообще никого не хочу. Даже себя.
Никогда раньше не пила Б-52 в таком тоскливом настроении, как в последние дни.
Хочется воскликнуть: "Когда уже появится какая-нибудь сука и спасет меня наконец?!"

А сегодня я смотрю фильм Тарковского, «Ностальгию», смотрю его не одна. И милый молодой человек спрашивает во время последних кадров: «А почему идет снег? Ведь там Венеция?!» И меня озаряет: «Снег – это ностальгия».
И он восторгается и нежно тянется, чтобы поцеловать меня. А я очень холодная: «Нет. Ты что. Какой может быть секс после Тарковского?!»
Почему нет?
Потому что ностальгия."

От it_is_too_much

Tags: личное, френдлента
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments