Блондинка в камуфляже (zabavakrasava) wrote,
Блондинка в камуфляже
zabavakrasava

гуантанамо

Когда вижу в описаниях вакансии требования "готовности работы под давлением" и "стрессоустойчивости", мне уже заранее становится дурно.

Я проработала под постоянным давлением и стрессом хренову тучу лет. Это когда у тебя звонят оба телефона, задания сыпятся как фигурки в "Тетрисе" на девятом уровне, когда ты ответственен за все одновременно, при этом у тебя не всегда есть рычаги влияния на ситуацию.

Это когда твой телефон включен 24/7. В одном из моих агентств директор придумал прекрасное - штраф 5 баксов, если ты в любое время пропускаешь звонок и не перезваниваешь в течение 5 минут. Очень, очень эффективный менеджер. Сейчас известное маркетинг-лицо в России.

Еще подрывает от фразы ненормированный рабочий день. Это особенно любят наши работодатели, да. Ненормированный - это не значит (как по КЗОТу), что у тебя гибкий график и ты можешь приходить на работу в одиннадцать и уходить в восемь, лишь бы работа была сделана. Это значит, что вся твоя жизнь выкуплена, включая выходные, по цене стандартной сорокачасовой рабочей недели. Недавно друг спрашивал знакомую - как же так, ей не компенсируют работу в субботу? Ни денежно, ни отгулом? Я хмыкнула. А три с половиной месяца без единого выходного и без даже писка о компенсации не хочешь?

Стандартная лексика-накачка: "порви их всех", "докажи", "это твое сражение", "продай себя". Быстрее, выше, сильнее. Это бизнес, детка. Кто говорил, что будет легко? Соберись. Давай-давай-давай.
Я много лет чувствовала себя кем угодно -  боксером в правом углу ринга, самкой бультерьера, которую выставили на бои и отливают водой, рабом на галерах. Но только не человеком. Уж не говорю о том, чтобы чувствовать себя человеком-женщиной.

У большинства менеджеров в большинстве агентств в которых я работала, в тумбочках лежали обязательные таблетки от головной боли, валидол и сильные успокоительные. Один мой сотрудник потерял сознание во время подготовки какого-то ивента, ему вызвали скорую, далее он руководил монтажом лежа, с капельницей в руке. Другая моя сотрудница бессонно разрабатывала тендерные предложения, пока у нее кровь не хлынула носом на клавиатуру. Четыре часа сна за трое суток реализации проекта. Вечером я на монтаже, ночью - на диванчике в неотложке, куда отвезла коллегу с приступом.

Вот это, бл*дь, готовность к стрессам и умение работать под давлением. Меня в таком режиме построения карьеры хватило до тридцати лет, после чего я поняла, что умираю, и готова куда угодно - в домохозяйки, в садовые гномы, лишь бы прекратить этот постоянный ад. Когда меня спрашивают - почему не хочу работать в рекламе, почему слила такую прекрасную карьеру, почему стала дауншифтером - вспоминаю о том, из чего состояли мой рабочие дни и годы.
И не надо думать, что есть "хорошие" и "плохие" агентства. Я работала в пяти - везде одинаково. Все мои коллеги по сфере говорят то же самое. И лишь они одни не задают мне вопросов - почему не хочу продолжать там работать.

Потому что, ребята, кто в армии был, тот в цирке не смеется. Это для вас фильм "День выборов" - это комедия. А для нас, ивентщиков, - программное произведение. Мы, конечно, смеемся, когда читаем Алесю Петровну. Только в отличие от вас мы знаем, насколько это смех сквозь слезы.

Я хмыкаю, когда говорят "моя женщина должна работать", "я хочу, чтобы она работала, тогда с ней интересно и есть о чем поговорить".
Ну вот я работала. У меня не было чистой одежды, при том что была стиральная машинка. Помните, как писала та же самая Алеся - когда приходишь настолько измотанный, что, не раздеваясь, садишься в кресло, отрубаешься, через 5 часов просыпаешься, встаешь и идешь на работу? Так вот это - иногда правда. В доме не было еды. Ни готовой, ни продуктов в холодильнике. В выходные тебе мог позвонить клиент прямо в момент твоих занятий сексом и сказать о срочной немедленной встрече или аврале. Ну и кроме быта - раздерганное эмоциональное состояние и отсутствие сил на отношения. Когда утром ты идешь к дверям, на полдороги останавливаешься, садишься прямо на пол в прихожей и начинаешь рыдать - не хочу туда, не хочу, больше не-мо-гу. Когда перед командировкой ты лежишь лицом к стене на диване и говоришь - пусть увольняют, у меня нет сил, это четвертый перелет и концерт за неделю, пусть увольняют. Когда в скайпе у тебя любимый мужчина, а ты выливаешь на него поток истерики, мол, ты не можешь сейчас общаться ни о чем, тебя подставил персонал в Днепре, и только что клиент пятнадцать минут на тебя орал, просто потому что он пидорас и ему орать хочется, а закончив орать, спросил почему ты все еще не решила его проблему, ведь он сообщил тебе о ней пятнадцать минут назад, и все это время доносил до тебя ее важность!

Ну вот да, я  - работающая женщина. Со мной всегда есть о чем поговорить. Мне всегда есть чем заняться. Полегчало?

Наверное (и конечно же) есть и другая реальность - когда ты работаешь без постоянного ощущения, что ты в Гуантанамо в обществе изощренных тюремщиков. Ирония в том, что мы, добившись успехов в этой области, теперь и котируемся в этой области. И не можем найти себе применения в другой. Нас просто не приглашают куда-то еще, ведь у нас такие логично выстроенные карьеры в рекламе! Мы доказали свои бойцовские качества.

Так что бога ради, не говорите мне про стресс, про готовность работать ненормированно, сверхурочно, под давлением и за те же деньги. Про "женщина должна работать". Не говорите мне о важности карьеры, амбициях и корпоративной политике. И не спрашивайте - почему я всеми силами сопротивляюсь возвращению в данный режим.
Tags: arbeit macht frei
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 149 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →