Блондинка в камуфляже (zabavakrasava) wrote,
Блондинка в камуфляже
zabavakrasava

усталые хроники

Остригла волосы еще короче. Во время стрижки устроила политинформацию мастеру.

Я не умею правильно реагировать на вот это: а чего мы добились, одних ворюг поменяли на других, все они одним миром мазаны. Какие у меня предложения? нет у меня никаких предложений! Я вообще никого из них видеть у власти не хочу. Все плохо, ничего не поменялось, какой смысл.

Внутренне стартуя, тем не менее спокойным тоном (а то, она как раз мне виски равняет!) поясняю, что критиковать и при этом не предлагать никакого конструктива - это детская, незрелая позиция отрицания. Словно ребенок отказывается и от манной каши, и от сосиски, но на вопрос "так что - от голода умирать будем?" тоже отвечает отрицательно. Взрослый человек тем и взрослый, что предлагает конструктив. Что мы сейчас не выбираем Идеального Правителя, расстраиваясь от того, что нарисованный в уме образ доброго батюшки-царя никак не натягивается ни на одного из наличествующих кандидатов. Задача - выбрать из того что есть, и того, кто наиболее подходит под существующие задачи. Что касается того, что ничего не поменялось - ну давайте тогда откатим ситуацию назад, пригласим Яныка снова на царствование, вернем "Беркут" и титушек в город, и продолжим расстреливать, арестовывать и пытать людей. Если "ничего не поменялось", то какая на фиг разница? Какой смысл бороться, говорите? Ну давайте тогда возьмемся за руки и дружно умрём?

Не умею я спокойно вести такие разговоры, волшебных аргументов не хватает.

Потом было как всегда - я встретилась на Майдане с Аней, которая привезла в кухню при Консерватории продукты, встреченные крайне радостно. По законам военного времени - млеко, курка, яйка (с) завсегда востребованы. Потом к нам присоединилась Марко. Вообще-то она собиралась забрать с Майдана и привезти в БСП документы раненному, своему подопечному. Но когда позвонила ему, оказалось, что он уже самовыписался из больницы и первым делом рванул на Грушевского.

Мы пили кофе, я заново познакомила девушек друг с другом (хотя мы уже как-то встречались в таком составе в начале декабря на одном из воскресных вече). Очень скоро оказалось, что у них много общего. Они обе были ночными волонтерами при больницах после 20-го февраля. И одна из них рассказывала, что больницу охраняли вооруженные люди ("слышу, прошла информация о возможном штурме. Один спрашивает другого - а где палки? В машине? Я думаю - что за палки? Мамочки, с обрезом идет..."), и даже целый всамделишный снайпер. Вторая тут же отзывается  - ну-ка, ну-ка, а не это ли?.. И оказывается, что даже знакомый снайпер у них общий. А я сижу, верчу головой и чувствую себя чужой на этом, хм, празднике жизни. И совершенно искренне говорю - а я была в каком-то там Таиланде, блин. :(((

Гуляли, разговаривали. Звонила Анюте, но она, маленьке звірятко, как всегда совершала свой вечерний намаз тихий подвиг - пекла очередной вагон пирожков с капустой "на Майдан".
Встретили Толика, lookout_life, с которым пересекались в иной, мирной жизни. На блоггерском мастер-классе лепки хинкали. Толик все три месяца провел на Майдане медиком. Помню его первые посты, когда он на любительско-добровольных началах бросился помогать раненым на Банковой еще в начале декабря. Сегодня сказал "когда первый у тебя на руках умирает, то всего переворачивает. А через время привыкаешь..."
Уставший, измученный, как и все. Хотя выполняет все необходимые социальные телодвижения - улыбается, разговаривает и даже отшучивается на нашу с Марко просьбу устроить нам экспресс-курсы обучения оказанию первой помощи. Потому как мы не можем пробиться ни на одни из объявляемых.

На Майдане сейчас тяжело. Мне во всяком случае тяжело. Потому что атмосфера - нечто среднее между кладбищем и музеем. Ходит очень много "туристов" из "диванной сотни". Это такое появилось название для тех, кто был "мысленно с вами", кто сидел на диване и оттуда выдавал в мир свои ценные замечания. Люди фотографируются на фоне стен памяти, холмиков цветов и обгоревших баррикад. Не, я не против, чтобы фотографировали из соображений " мы не должны забыть". Но я на фоне?! Что в голове? В "одноклассники" собрались выкладывать? Или в семейном альбоме сохранять?

Mr.Big с досадой говорит, что у него на работе все сразу стали таааакими патриотами! Все то стадо, которому три месяца было откровенно насрать на то, что он собирал деньги и по вечерам обшаривал окрестные аптеки, после чего вез медикаменты на Майдан, которые говорили "это все заговор олигархов!", которые были неподдающимися на провокации и манипуляции  - так вот теперь, когда Янык сбежал, навязали себе желто-голубых ленточек на все видные места, наставили гимн Украины на рингтоны, и сбиваются в группки, обсуждая - что ж это на свете делается, люди добрые. Говорю - помнишь, а я ведь написала именно об этом еще больше месяца назад. Жж не даст соврать.
Так что как и советовала в тексте, по возможности просто наплюй.
Ну или научись говорить как я, ласково глядя подобному умнику в глаза:
- Да. Я герой. А ты  - мудак.

Все мужики из "сотен" сейчас ходят в камуфляже и бронежилетах. Настроение тоже такое себе - у многих, если не всех, сильнейший стресс, последствия последних трех месяцев и завершающего аккорда 20 февраля. У некоторых настроения "о нас забыли". Многие в состоянии "между здесь" - ожидают мобилизации в Крым. Находятся у мест своей "прописки" - у палаток или в штабах. То ли как на кладбище, с которого никуда не денешься - среди десятков фото своих побратимов с черными лентами. То ли как в музее, где их "диванная сотня" принимает за экспонаты и исподтишка фоткает.

То есть это уже не те люди, которые были месяц назад, которых я кормила на дымящейся Грушевского и с шутками-прибаутками отказывалась давать свой телефон. Исчез драйв, ушел кураж. Осталась бесконечная черная усталость. И все же - упорное намерение стоять до конца.
По хорошему, сейчас бы этим людям - домой. К семьям. Или сначала на восстановление к психологу. И чтобы не надо было быть смотрящими за новым правительством, напоминая - Майдан вот тут, если что. И никуда не расходится.
И чтобы не надо было из огня да в полымья, с Институтской да в Крым.

"Оксана-между-прочим-временно-не-замужем" тоже ушла, оставив после себя вялость, апатию и давящий страх. Сейчас я себя чувствую много хуже, чем, скажем, 22-го января с канистрой чая в -18 у баррикады из горящих шин. Всего через двенадцать часов после начала новой эпохи " у нас убивают".
Тогда страха почти не было, как ни странно.
Тогда была деловитость и стремление что-то делать. Тогда были силы, которыми можно было делиться, энергия, которой можно было поддерживать и заряжать, вызывая восхищенное "за таких женщин и умирать не обидно".

Сейчас внутри словно ношу кирпич. И словно постоянно нахожусь в позе эмбриона. Когда хожу, лежу, еду в метро, общаюсь с кем-то. Мои тело и разум - в позе эмбриона. У нас совершенно выженно недавнее прошлое, у нас из-за Путина, возможно, нет будущего. У нас есть призрачное настоящее, в котором мы все бесконечно устали.

Все очень близко. Мама, которая в Николаеве, по улицам которого движется техника "на учения". И который совсем близко к Херсонской области, где братья-россияне уже деловито врывают пограничные столбы. Солнце, который вчера сказал - у меня друзьям уже поприходили повестки. А тебе? А мне нет.
Елена Максименко, одна из активисток Автомайдана, везущих в Крым письма поддержки украинским военным, флаги и продовольствие, которых задержали и похитили уроды в зеленой форме - оказывается, приятельница Марко.

Все слишком близко.

Дома сорвалась на истерику, начала трястись, на все лады повторяя мне страшно, мне страшно, мне так страшно.

Я не знаю, что делать, если мой мир в очередной раз переломится и безумное в который раз станет привычным.

Мы живем так, словно стадо озверевших гопников лупит нас - мужиков, женщин, стариков, детей -  ногами на площади, запруженной огромной толпой народа. И народ делится на тех, кто встал кругом и одобрительно скандирует "еще! еще! так их!"
И на тех, кто стоит чуть в сторонке, неодобрительно пожевывает губами и, качая головами, говорит - "мы весь цивилизованный мир выражаем свою обеспокоенность и неодобрение происходящим. Но что мы можем сделать?".

Так мы живем последние всего лишь десять дней. А кажется, что вечность, от которой впору поседеть.

С приветом из Украины.


Tags: Евромайдан, Остров Крым, повседневности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments