Блондинка в камуфляже (zabavakrasava) wrote,
Блондинка в камуфляже
zabavakrasava

Categories:

щепки

Какое-то время назад я рассказывала тут о своем очередном огорчении, некоем российском психологе, которого всегда читала с огромным уважением. Пока он не начал высказываться про войну в Украине...

Среди прочего, помнится, он задал вопрос: почему украинцы так (демонстративно) почтили память погибших в малазийском Боинге? Заваленное цветами посольство, траур, картинка в телевизоре, всё такое. И почему украинцы при прочих равных не устраивают дни памяти мирного населения юго-востока (он так упрямо и говорил - ЮГО-востока, не смотря на то, что я провела ему коротенькую лекцию по географии)?

Память постоянно погибающего своего мирного населения чтить западло, да? А иностранцев больше жааалко? Или же просто потому что игрушки под посольством создают более внятную идеологическую "картинку"?

Честно говоря, я тогда не нашлась что ответить. Действительно - почему? Почему у нас каждый день не объявляется днем траура во всей стране? Почему погибшие нидерландские дети были на всех первых страницах, а наши - нет?

А вот только что утром - поняла. Стояла, мыла посуду после завтрака и спокойным голосом сказала:

- Боевики в Луганске вчера расстреляли колонну с беженцами... Читал? Много детей погибло.
- Так договорились же вроде о коридорах?..
- Ну... обіцянка-цяцянка, значит. "Градами" накрыли колонну автобусов.

И мы замолчали.

И я поняла, почему у нас нет дней памяти погибшего мирного населения юго-востока. То, о чем я говорила еще во время Майдана: мы живем в состоянии такого стресса, что психика непрерывно закукливается и закукливается во все новые слои коры. Повышая порог чувствительности. Чтобы хоть как-то самосохраниться.

МЫ ПРИВЫКАЕМ.

Нас может потрясти только что-то принципиально новое, то, чего еще не было. Боинг был тем самым - принципиально новым раздражителем. Если бы (не дай бог) сбили очередной самолет сейчас - это уже не вызвало бы такого резонанса.

МЫ ПРИВЫКЛИ.

Мы привыкли к тому, что погибает мирное население. Десятками. Сотнями. Что там? Женщину ранили? Женщину убили? Беременную женщину убили?
Убили беременную женщину и младенца в коляске? Было, было, уже всё это было...

Когда получаешь впервые такую новость - опускаешься там, где стоишь, бессильно рыдаешь и говоришь "суки...суки...когда вы все сдохнете, суки..."
Когда спустя время слышишь о том, что боевики расстреляли колонну мирного населения, десятки погибших, много детей - то просто на секунду вздрагиваешь, как от короткого тычка под дых.

А потом продолжаешь мыть посуду.

Мы ежедневно хороним близких, провожаем на фронт, ищем пропавших, волонтерим в промежутках между офисной работой.
Читаем сводки - официальные и от очевидцев.
Психика непрерывно фильтрует новые поступления, непрерывно калибруясь под свежее, главное и то, чего еще не было:

- Потери двенадцать человек... Бой под пунктом Н... В плен взяли трех наших офицеров...Десантники взорвали себя гранатой, чтобы не сдаваться в плен боевикам...Расстреляли колонну беженцев, погибло много детей.

Новости сливаются в непрерывное бла-бла-бла-бла.
В лес рубят - щепки летят.
В это война, иначе никак.
В ну что там? как всегда? - да. как всегда - ну ок.

Мы не устраиваем минуты молчания по каждому случаю погибших на Востоке не потому что нам не жалко "своих".

А потому что мы и так живем в постоянном молчании. Скрученном где-то в районе солнечного сплетения молчании.

В дне сурка.
В дне траура.
В дне п***здеца.


Tags: россия напала на украину
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →